Николай Цискаридзе: «Я так много лет страдал и умирал на сцене, что теперь хочу только шутить»


В преддверии новых конкурсов и проектов мы продолжаем вспоминать самые яркие события и встречи прошлого года. Сегодня предлагаем вам прочитать интервью с Николаем Цискаридзе, которое он дал Российскому фонду культуры, представив в здании фонда книгу «Обыкновенная богиня… Галина Уланова», изданную к 110-летнему юбилею со дня рождения легендарной балерины и педагога. В интервью он рассказал о важности государственной поддержки культуры, о профессиях, в которых успел себя попробовать, своей любви к шуткам и преимуществах бумажных книг в век цифровизации. Беседовала Мария Шустрова.

— Николай Максимович, вы уже дважды выступили соавтором книг, опубликованных при поддержке Российского фонда культуры. Можно ли сказать, что вы состоялись как писатель? Насколько важна для таких книг поддержка Российского фонда культуры?

— Книги пишут писатели. Не могу сказать, что я — писатель. В учебном пособии для балетных училищ «Шесть экзаменационных уроков классического танца П.А. Пестова» основную работу делал мой одноклассник Илья Кузнецов. Я какие-то вещи смотрел и корректировал. Что-то надиктовал, но на этом всё. А к книге о Галине Улановой я отбирал материалы, решал, в какой последовательности их преподнести. Тут я многое придумал. Ведь об этой великой балерине написано очень много, и мне хотелось сделать то, чего ещё не было.

Что касается поддержки Российского фонда культуры, Россия — удивительная страна, которая по сей день, несмотря на то, что происходит в мире, в экономике, тратит гигантские средства на свою культуру. Есть замечательные слова Наполеона Бонапарта о том, что народ, не желающий кормить свою армию, вскоре будет вынужден кормить чужую. Так и с культурой. В тот момент, когда страна перестаёт заниматься культурой, она рискует быть полностью потерянной, утратить свою идентификацию.

— Николай Максимович, в стенах Российского фонда культуры вы презентовали две книги всего за 10 месяцев! Как вы всё успеваете?

— Просто успеваю. Когда человек что-то хочет сделать, он это делает, причём очень быстро. Мы бы сделали гораздо больше и быстрее, если бы не пандемия. Всё было готово ещё в марте.

Мне всегда было понятно, что важно жить с ощущением корней, перенимать с трепетом опыт и знания учителей, нести и передавать их следующим поколениям. К сожалению, даже у моих педагогов есть мало учеников, которые действительно, не только на словах, их вспоминают, делают что-либо для того, чтобы не только их имя, но и дело продолжало жить. Поэтому я принял участие в создании книги о Галине Улановой.

Традиция — это красиво звучит, многие кидаются этим словом. Но оно идеально подходит к балету. Ведь классический балет — это такая сфера жизнедеятельности человека, что, если не делать всё по старинке, то ничего не получится. Здесь модернизация невозможна. Можно придумать новое покрытие сцены, новое освещение, но человеческий организм всё равно надо начать учить в определённом возрасте, в определённом режиме. Природа так создала человека. Только при соблюдении этих условий организм превратится в инструмент, который потом будет называться артистом балета.

— Усейн Болт — великий бегун, но он всегда говорил, что хочет стать футболистом. Леннокс Льюис — великий боксёр, но он всегда подчёркивал, что хотел бы профессионально заниматься шахматами. А вы, будучи великим танцором балета, никогда не мечтали попробовать свои силы в другой профессии?

— Я уже стал педагогом, уже стал ректором — умывальников начальник и мочалок командир. Я уже столько всего попробовал!

В мюзикле я выступал, на телевидении я работаю регулярно в разных качествах. На драматическую сцену я не выходил, так как считаю, что этому нужно долго учиться. Да и под своей фамилией я бы никогда на неё не вышел, потому что это уже бренд человека в определённом амплуа. А там надо начинать всё с нуля. Всё, что касается пения, с ним я шучу регулярно. Причём всегда предупреждаю, что это шутка. Я прекрасно понимаю, что у меня нет выдающихся способностей к пению, лишь небольшой голосок, с которым я могу шутить.

Я сейчас редко выхожу на сцену — раз в полгода в игровой партии балета «Тщетная предосторожность». Это я делаю только для себя, чтобы напомнить себе, что я — артист балета. Другое дело, что я больше не могу быть классическим принцем. Хотя и по сей день я выглядел бы лучше многих молодых, могу в свои 46 лет сделать то, что они не могут — мне даны такие ноги, такая фигура и такая координация.

Однако выйти в характерной роли — это весело. Я так много лет страдал и умирал на сцене, что теперь хочу только шутить.

— Сейчас в моду вошли электронные книги, кругом всё уходит в виртуальный мир. Почему вы решили опубликовать бумажную книгу, а не электронную?

— Я сам ушёл в цифру. Но всем своим друзьям и знакомым, которые дарят мне свои книги, я говорю огромное спасибо. Я люблю печатные издания, чтобы в книге был автограф, и чтобы она стояла на полке там, где я её легко найду. Лучший подарок — это книга.

Но если вы хотите, чтобы я её прочитал, то нужно прислать книгу в цифре. Я гружу её на айпад и читаю в свободное время. Основную часть литературы я прочитал в детстве в метро. А сейчас читаю в самолёте или сапсане, если не усну.

Всё равно бумажные издания ценны. Я вырос среди книг. У нас была потрясающая библиотека дома. Я сильно удивился, когда узнал, что некоторые мои воспитанники ничего не читали. Я думал, что таких людей не существует. У меня было другое детство. Книги занимают гигантское время и пространство в моей жизни.

— Книга о Галине Улановой будет распространена по регионам. Ведь замечательно, что теперь жители удалённых городов смогут прийти в библиотеку и узнать о творческом пути вашего великого педагога?

— Регионы живут совсем другой жизнью. Наш федеральный телеканал «Культура» и в Москве не везде показывается, не говоря уже о регионах. Там не у всех есть интернет, антенны много где не ловят.

Я много путешествовал по стране и знаю, чем живут регионы, чем интересуются их жители. Когда я сталкиваюсь с тем, что многие люди до сих пор ходят в библиотеку, мне это странно, потому что я весь ушёл в виртуальный мир. В любом случае, когда человек хочет и может найти информацию доступным ему способом — это замечательно.

Лет 15 назад, когда ещё танцевал, я получил письмо от одной дамы из Челябинска. Она всю свою жизнь проработала на химическом заводе. А потом вышла на пенсию. Средства, которые она зарабатывала, тратила на походы в театр, очень полюбила балет. Она увидела меня, когда я приезжал выступать в город.

И попросила прислать книги, которые мне не нужны. Потому что она ходит в библиотеку, а там не всё есть. Я собрал ей всё, что мог, отправил в Челябинск. Она меня очень благодарила. Когда я читал это письмо, то просто не мог поверить, что так бывает. Ведь на улице 21-й век!

И так не только в России. Люди, которые живут не в Нью-Йорке и Сан-Франциско, живут по-другому. Там совершенно другая Америка. Многие люди в жизни не видели большие города, им недоступны современные достижения технологий.

Мне повезло, что я родился в своей семье, вырос в таком обществе, где была информация, было культурное развитие. А кому-то так не повезло. Если я могу чем-то помочь, то я стараюсь это сделать. Я вообще считаю, что человеку необходимо дать доступ к информации. Без этого люди часто делают неправильный жизненный выбор, интересуются не тем.

— Как вы считаете, кто-нибудь из современных восходящих артистов балета может хотя бы попробовать дотянуться до вашего уровня мастерства или таланта Галины Улановой?

— Никогда не надо сравнивать. Мир идёт вперёд. Есть две смешных книги. Одна рассказывает об эталоне мужской красоты и его трансформации в 20-м веке. А вторая — об эталоне женской красоты. В каждой из них около ста фотографий. Просматривая их, вы будете смеяться, как изменилось человеческое тело, нравы и эстетика.

Для многих современных людей то, что делала Галина Уланова, а очень скоро и то, что делал я, потихоньку уйдёт. Я надеюсь, что родится человек, который перепрыгнет это.

Но что было важно в Галине Сергеевне — на её творческую судьбу выпало поколение великих балетмейстеров. Артист в истории запоминается исключительно ролями. Специально для неё балетмейстерами были созданы роли, которые навсегда останутся в памяти, так как она сделала это первая. Уланова была удивительным созданием. Она делала не только технические элементы, но и играла роли. Это отделяло её ото всех.

Слава о ней неслась далеко за пределы страны. Прокофьев после большого триумфа «Ромео и Джульетты» специально для Улановой написал «Золушку». В Большом Театре поставили этот балет. Но первые спектакли должна была танцевать Ольга Лепешинская.

Черчилль с супругой приехали тогда в Москву. Когда они были у Сталина, он спросил их, на что они хотели бы посмотреть. Они ответили, что очень хотят пойти в Большой театр на Уланову. Хотя они никогда не видели, как она танцует, слышали о её таланте многое. Только благодаря этому на следующий вечер Лепешинскую срочно заменили на Уланову. Так она выступила уже на третьем спектакле, хотя должна была появиться лишь в пятом или шестом. Лепешинская тоже была замечательной балериной, но не Улановой.

Общероссийская общественно-государственная организация «Российский фонд культуры»

КОНТАКТЫ
ФОНД В СОЦСЕТЯХ