Мировой триумф Ивана Бунина


Мировой триумф Ивана Бунина

90 лет назад, 10 декабря 1933 года, Иван Алексеевич Бунин получил из рук шведского короля Густава V Нобелевскую премию по литературе.

Иван Бунин стал первым русским писателем, удостоившимся этой престижной награды. На Нобелевскую премию его номинировали четыре раза. И только 1933-й год, когда Бунин уже и не надеялся, стал для него счастливым.

О присуждении премии было объявлено месяцем ранее, 10 ноября. В официальном документе, полученным Буниным из Нобелевского комитета, говорилось: «Решением Шведской академии от 9 ноября 1933 года Нобелевская премия за этот год присуждена Ивану Бунину за правдивый артистичный талант, с которым он воссоздал в художественной прозе типичный русский характер».

Сам же Иван Алексеевич полагал, что такой чести удостоен за автобиографический роман «Жизнь Арсеньева», который он писал в эмиграции и закончил только к 1930 году.

6 декабря Бунин в компании жены и близких друзей прибыл в Стокгольм, где проходила церемония награждения. Поэтесса Галина Кузнецова, сопровождавшая писателя, оставила воспоминания об этом дне.

(Из воспоминаний Галины Кузнецовой) «На вокзале в Стокгольме встретила уже толпа – русская и шведская. Какой-то русский произнёс речь, поднёс хлеб-соль на серебряном блюде с вышитым полотенцем».

Триумф русской литературы

Сегодня солонка и серебряное блюдо хранятся в музеях Орла и Ельца

Чемодан, с которым Бунины ездили в Стокгольм

Все шведские газеты опубликовали фотографию Ивана Бунина с караваем хлеба и солонкой на подносе, покрытым белым полотенцем с красной вышивкой.

Много лет спустя все эти вещи вместе с чемоданом, с которым Бунин ездил в Стокгольм, были показаны на первой выставке даров Российского фонда культуры. Их вместе с коллекцией книг, портретов и личных вещей писателя в 1988 году передала в Россию профессор Эдинбургского университета Милица Эдуардовна Грин. Академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв, лично ездивший за коллекцией в Шотландию, в интервью газете «Известия» говорил:

(Из интервью Д.С. Лихачёва) «Недавно я встречался с Милицей Грин в Эдинбурге, и она передала личные вещи Бунина для Орловского музея. Среди даров – серебряный поднос с солонкой. На нём в декабре 1933 года в честь присуждения Нобелевской премии русские в Стокгольме преподнесли писателю хлеб-соль».

На лицевой стороне солонки выгравирована монограмма «ИБ», на обороте гравировка «От русских в Стокгольме в память 10.12.1933». Сегодня реликвии хранятся в бунинской коллекции в музеях Орла и Ельца.

Вера Муромцева-Бунина и Иван Бунин принимают поздравления

Но вернёмся в Стокгольм 1933 года. Раздача премий лауреатам ежегодно происходит всегда 10 декабря и начинается ровно в пять часов вечера.

(Из воспоминаний И.А. Бунина) «В этот день стук в дверь моей спальни раздаётся рано, с вечера было приказано разбудить меня не позднее восьми с половиной. Вскакиваю и тотчас же вспоминаю, что за день нынче: день самый главный. На часах всего восемь, северное утро едва брезжит, ещё горят фонари. 10 декабря – дата смерти Альфреда Нобеля, и потому я с утра должен быть в цилиндре и ехать за город, на кладбище, где надо возложить венки и на его могилу, и на могилу недавно умершего племянника его, Эммануила Нобеля. Официальное приглашение на торжество рассылается лауреатам за несколько дней до него. Оно составлено (на французском языке) в полном соответствии с той точностью, которой отличаются все шведские ритуалы».

Вот дословный текст той телеграммы: «Господа лауреаты приглашаются прибыть в Концертный зал для получения Нобелевских премий 10 декабря 1933 г., не позднее 4 ч. 50 м. дня. Его Величество в сопровождении Королевского дома и всего Двора пожалует в Зал, дабы присутствовать на торжестве и лично вручить каждому из них надлежащую премию, ровно в 5 ч., после чего двери Зала будут закрыты и начнётся само торжество».

В Концертный зал надо было приехать ровно в назначенное время – шведы никогда не опаздывают, но и слишком рано приезжать тоже не полагается.

В первом ряду — лауреаты Нобелевской премии 1933 года (из коллекции Российского фонда культуры)

(Андрей Седых, секретарь И.А. Бунина) «Мы поднимались по монументальной лестнице при красноватом, неровном свете дымных факелов, зажжённых на перроне. Зал в это время был уже переполнен… За несколько минут до начала церемонии, на эстраде, убранной цветами и задрапированной флагами, заняли места члены Шведской академии. По другой стороне эстрады стояли четыре кресла, заготовленные для лауреатов. Ровно в 5 ч. с хоров грянули фанфары, и церемониймейстер, ударив жезлом о пол, провозгласил: «Его Величество король!»

В зал вошёл король Густав V – высокий, худощавый, элегантный. За ним шли попарно члены королевской семьи, Двор. Снова зазвучали фанфары – на этот раз для лауреатов. Бунин вошёл последний, какой-то особенно бледный, медлительный и торжественный.

Первый ряд кресел заняли члены королевской семьи. Король – в центре. Во втором – дипломаты. В следующем семья Нобель, Олейниковы. В четвёртом ряду – Вера, Галя, старушка-мать физика-лауреата, как вспоминал потом Иван Алексеевич.

(Из воспоминаний И.А. Бунина) «Я иду к королю. Шёл я медленно. Спускаюсь по лестнице, подхожу к королю, который меня поражает в этот момент своим ростом. Он протягивает мне картон и футляр, где лежит медаль, затем пожимает мне руку и говорит несколько слов. Я отвечаю ему».

Звучат аплодисменты. Начинаются поздравления.

(Из воспоминаний И.А. Бунина) «Король уходит, и мы все в том же порядке уходим с эстрады в артистическую, где уже нас ждут друзья, знакомые, журналисты. Я не успеваю даже взглянуть на то, что у меня в руках. Кто-то выхватывает у меня папку и медаль и говорит, что это нужно где-то выставить. Затем мы уезжаем, еду я с этой милой старушкой-матерью. Она большая поклонница русской литературы, читала в подлиннике наших лучших писателей».

Лауреатов повезли в Гранд-отель, где должен был состояться банкет, даваемый Нобелевским комитетом. На торжестве присутствовали кронпринц, многие принцы и принцессы, перед которыми лауреатов и их близких представили королевской семье, и на котором каждый лауреат произнёс речь.

(Из воспоминаний И.А. Бунина) «Мой диплом отличался от других. Во-первых тем, что папка была не синяя, а светло-коричневая, а во-вторых, что в ней в красках написаны в русском билибинском стиле две картины, – особое внимание со стороны Нобелевского комитета. Никогда, никому этого ещё не делалось».

Ивану Алексеевичу Бунину вручена папка с Нобелевским дипломом, медаль и чек на 715 тысяч французских франков. Сегодня оригинал диплома находится в университете в Лидсе.

Оригинал диплома Нобелевского лауреата И.А. Бунина хранится в университете в Лидсе

А в Российском фонде культуры хранятся уникальные кадры фотохроники, которые, казалось, уже утрачены навсегда. Плёнка донесла пышное торжество, банкет и само получение премии. Неповторимый облик Бунина, его царственная осанка, лицо Веры Николаевны Муромцевой-Буниной, шведского короля и принцессы Сибиллы. Здесь же редкая фотография, на которой Бунин улыбается. Обычно он был серьёзным и даже мрачным.

Все эти материалы много лет находились в шведском кинофотоархиве. Разыскал их народный артист России, исполнитель роли Бунина в фильме «Дневник его жены» Андрей Смирнов.

(Андрей Смирнов, народный артист России) «Мы давно знали, что они там находятся. А тут я воспользовался тем, что наш фильм «Дневник его жены» был на Гинденбургском фестивале, и Российский фонд культуры уполномочил меня произвести эти небольшие розыски. Они увенчались успехом».

Популярность и авторитет Ивана Бунина после присуждения ему Нобелевской премии невероятно возросли. Со страниц русских эмигрантских газет долго не сходили фотографии лауреата и материалы о нём. Как сообщала передавица газеты «Последние новости», всероссийская известность Бунина превратилась в мировую славу. И это стало большой моральной победой русской литературы.

 

Материал из архива коллекций даров Российского фонда культуры. Предоставлен главным хранителем О.К. Земляковой. Фото: архив Российского фонда культуры, открытые источники.

Видео: Российский фонд культуры. Больше фото – в Дзене Российского фонда культуры