Презентация проекта «Шпалерный зал Российского фонда культуры»


Презентация проекта «Шпалерный зал Российского фонда культуры»

Что такое коллекция Российского фонда культуры, и чем она интересна? За время своего существования Фонд помог вернуть на Родину более 130 000 памятников истории и культуры. Большинство из них переданы в музеи, библиотеки и архивы страны. Оставшиеся же предметы и составляют сегодня уникальную коллекцию Российского фонда культуры.

За каждой вещью, за каждым предметом, за каждой картиной стоит человеческая судьба. Стоят люди, которых разбросало по всему миру. Здесь предметы из Америки, Пекина, Франции, Чили. Именно об этом мы и будем говорить в рубрике «Шпалерный зал».

Каждую пятницу вас ждут удивительные истории о вещах Фонда, которые покинули Россию в начале XX века, после трагических событий 1917 года, а вернулись на родину только в конце прошлого столетия. Также в дальнейшем вы сможете найти публикации об этих экспонатах под хэштегом #Шпалерныйзал_РФК в соцаильной сети ВКонтакте Российского фонда культуры https://vk.com/rcfoundation.

И начнём мы с картины «Катька» талантливого, но малоизвестного художника Бориса Такке. Его называют «прозёванным гением», забытого и заново открытого только в 90-е годы прошлого века.

Такке родился в Москве. Его детство прошло в имении Софрино, недалеко от ткацких мануфактур, принадлежащих его отцу. Такке окончил знаменитое Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где его педагогами были Л.О. Пастернак, А.Е. Архипов, К.А. Коровин. Художника заметили сразу. Его работы были не по-юношески серьёзны и продуманны.

Судьба Такке во многом была связана с Петроградом. Будучи прекрасным колористом, автором ярких и в то же время композиционно продуманных картин, Борис Такке также делал росписи особняков петербургских богачей, рисовал плакаты и афиши, по заказам высших советских учреждений писал портреты вождей революции. Позже привлекался Петросоветом для оформления первомайских празднеств.

1917 год стал переломным не только в жизни страны, но и самого художника. Историки пишут, что «Борис Такке достаточно рано понял, под какой властью приходится жить». Он принимал активное участие в строительстве нового советского искусства – создавал плакаты, изображающие «трудящихся победившего социализма», писал портреты Сталина, Калинина, Молотова и Ворошилова. Но несмотря на это в середине 1930-х он всё-таки ожидал ареста. Обвинить художника могли в чём угодно. Известна история, когда после сообщения об убийстве Кирова Такке сказал своей жене: «Ну, Манечка, сейчас начнётся».

В ожидании ареста, который так и не случился, Такке сжёг или перепрятал большинство своих работ. Именно это стало причиной того, что талант Борис Такке в своё время ускользнул от внимания искусствоведов. Но с некоторыми дорогими ему картинами художник так и не смог расстаться.  

Одна из таких работ – это «Катька» (1921), написанная по мотивам поэмы Александра Блока «Двенадцать». В 1925 году «Катька» выставлялась Борисом Такке на первой Государственной передвижной выставке картин. Некогда она принадлежала сестре художника И.А. Залетаевой, а сейчас находится в коллекции Российского фонда культуры.

Появление этой картины произвело самый настоящий фурор. Изображение лихой, молодой женщины с папиросой, зажатой в губах, буквально поразила ценителей живописи. Особенно завораживали её глаза – этот взгляд пленил. А изломанные линии всего образа чётко передавали страшное время перемен, происходивших в революционной России.

Всю жизнь Борис Такке преклонялся перед творчеством Александра Блока. Да, его «Катька» – это действительно блоковская Катя «толстоморденькая», у которой «шрам не зажил от ножа», и которая вызывающе смотрит с холста навстречу своей гибели. Розовощёкая, яркая, сочная. Но в отличие от героини Блока, она не несётся на лихаче по замерзшим петроградским улицам. Она запечатлена в мастерской художника, за её спиной видны брошенные подрамники. Бесшабашная муза страшного времени, пришедшая к мастеру.

По воспоминаниям самого Такке, а также его близких, Александр Блок видел картину и остался доволен. В последний свой приезд в Москву, когда поэт был уже очень болен, и ни цветы, ни поклонницы, ни успех его не радовали, он, придя в мастерскую к художнику, долго смотрел на картину, а потом сказал: «Да, это моя Катька…»

Материал из архива коллекций Российского фонда культуры. Предоставлен главным хранителем О.К. Земляковой.